Путешественница поневоле

mashka_travelМоя кошка Машка — путешественница поневоле.
Тяга к перемещениям, поиск Дома, своего места в мире — всё, что казалось мне таким привлекательным, для бедной Машки было источником стресса. Она следовала за мной упирающимся инертным хвостом.
Первое большое путешествие Машки состоялось в подростковом возрасте, когда её перевезли с дачи в город Минск.

А потом был заграничный вояж — мы отправились в Литву!

Ниже рассказ об этом переезде, взятый из моего давно заброшенного ЖЖ. Далекий 2009 год, октябрь…

«Итак, наконец-то случилось то, о чем все так долго мечтали: я перевезла кошку. Больше года прожили мы в разлуке и вот!.. Правда, меня пугали, что, дескать, в Англии, например, у въезжающих проблемы с животными и рассказывали страшную историю о семье с котом: в итоге кот в приюте, хозяева в слезах. Тут не Англия, но нервы мои были потрепаны основательно и крови попорчено немало.

Еще летом я выправила Машутке паспорт; непосредственно перед отъездом папа свозил ее в ветлечебницу, где нам выдали «Ветеринарный сертификат на собак, кошек, вывозимых в Европейское Сообщество». Наивно полагая, что дело в шляпе, мы побежали за билетами на поезд. Я уже мысленно потирала ручонки, представляя, как попрошу «два купейных и один на кота». Реальность оказалась жестокой: два купейных нам продали, сказали, что на кота надо выписывать багажную квитанцию, и они нам ее выпишут после того, как мы выкупим всё купе!!! Я никак не ожидала такой подлости, да что там – все накопившиеся за долгое время эмоции захлестнули последние остатки разума – я просто-таки впала в амок. (Если бы я более трезво соображала в тот момент, то предпочла бы заплатить, а не терзаться так). Разговор с администратором касс тоже ничего не дал: квитанцию нам не выписали, более того, усугубили мое состояние. Оказывается, перевозка животных через границу сопряжена с большими проблемами, были случаи, когда лица с животными не допускались в поезд, и вообще… Выкуп всего купе – якобы требование литовской стороны. Я пыталась убедить ее, что вагон и так будет полупустым (мало кто покупает купе в поезде Минск-Вильнюс – дороги-то 4 часа)… Прогнозы администраторши были мрачны. Пришлось уйти, и не было мне покоя весь вечер и следующий день, до поезда. Знающие люди предлагали усыпить Машку и провезти ее контрабасом, как когда-то возили щенков в Польшу. Я живо представила этот, якобы воротничок, который, будучи обнаруженным строгим таможенником, вдруг чудесным образом обрел второе дыхание и замяукал… Нет-нет… Тогда уж нам точно не будет исхода.

Я решила прикинуться валенком и идти как есть, как будто и не знаю ни о каких правилах. И уже на месте, в зависимости от обстоятельств либо скандалить, либо идти на подкуп, либо ложиться на рельсы, если не впустят в вагон. И вот в таком, полном боевого задора состоянии я прибыла на вокзал. И, как следовало ожидать, все сложилось совсем не так. Никаких преград, никакого сопротивления. Мы беспрепятственно вошли в вагон. Правда, провели ужасных 20 минут, ожидая, что присутствие Машки обнаружится, и нас снимут с поезда. Однако этого не произошло: мы никого не интересовали, Машка затаилась в переноске и даже не пикнула, умничка. В купе кроме нас никого не было. Потом меланхоличная проводница несколько раз заходила к нам: приносила кофе-чай, забирала билеты. Переноска стояла на видном месте, Машка была видна. Ноль эмоций. Аж обидно. Еще интереснее было на границе: суровый дедушка-таможенник допытывался, не везем ли мы сигареты, на что мы ответили, что не курим, а он заметил: «не курите – не значит, что не везете». Мы предложили ему конфеток с ликером, и он быстро ушел. На кошку и заботливо разложенные рядом документы – никакого внимания. Наверное, все хотят избежать лишней возни. Что характерно – кошка, до того рвавшаяся на волю, в присутствии пограничников и таможни забилась в дальний угол переноски, так, что ее не было видно.

Мой друг, которому передалось мое нервенно-паралитическое состояние, и вообще уже вся эта поездочка боком вышла – был просто неимоверно счастлив, когда мы оказались в Вильнюсе. Он все испытания вынес мужественно.

Но, конечно, основной респект Машке. Я еще не встречала более бесстрашной кошки. Представьте, вы мирно вкушаете послеобеденный сон, и тут неумолимая судьба запихивает вас в чемодан с сеточкой. Машина, потом дребезжащая жестянка с непонятными запахами (вагон), снова машина, потом другая машина и вот что это?.. В вагоне, кстати, мы Машку выпускали – она долго потрясенно нюхала пол, потом рычала на дверь купе – охраняла территорию. По пути от Вильнюса до Клайпеды она бегала по периметру салона машины и громко мяукала: шел сильный дождь, работали стеклоочистители – в этом чудилась угроза. Машка предупреждала об опасности. На фоне дождя она выглядела эдакой горгульей с собора Парижской Богоматери.

И вот после всех этих шоков и стрессов первые дни в новой квартире она жутко трусила, ходила на подгибающихся ногах, при малейшей опасности пряталась за батареей, где сидела, уткнувшись носом в угол – без слез не глянешь.

А вот сегодня Машка уже почти освоилась, когтит всё на своем пути, помаленьку наглеет, сейчас, пока я это пишу – спит, свернувшись калачиком на диване – как в старые добрые времена».

После четырех мирных лет, прожитых в Клайпеде, у меня начались всякие проблемы с документами и пришлось уехать. Кошку из страны я решила не вывозить, надеялась, что скоро вернусь. У неё, в отличие от меня, на тот момент уже был европейский паспорт.

Машка прожила восемь месяцев (вместо одного, как предполагалось вначале) в квартире моих вильнюсских друзей, Агаты и Олега. Прекрасная квартира, говоря языком путеводителя «в самом сердце старого города»! Всем бы так. Эти долгие месяцы прошли в тревоге, приправленной угрызениями совести. Машку я видела только на фото и видео в фэйсбуке друзей; там же время от времени появлялись меланхоличные записи такого плана: «Если у тебя дома есть кот, всё становится котом».

В конце концов, в один прекрасный мы с Агатой сели в машину и без всяких проблем привезли Машку в Минск. Она была просто счастлива оказаться на прежнем месте, живет тут припеваючи и больше путешествовать не собирается.

P.S. А мои вильнюсские друзья полюбили Машу, им было жаль с ней расставаться и потому они завели своих собственных котов.

12112696_10206229422869121_796891632_oМаша и Шварц в сердце старого города. Фото Агаты Дашкевич.

Чтобы не пропустить интересное, подписывайтесь на страничку блога в фэйсбуке: www.facebook.com/voyages.in.illustrations
вконтакте: vk.com/t_voyages

2 thoughts on “Путешественница поневоле

  1. Очень милая и местами очень забавная история! Жалко Машку, но даже не её пеерезды – это дело наживное даже для котов, а то что ты её оставила так надолго с другими людьми. Надеюсь, у вас все с ней сложится в итоге!

    1. Олег, спасибо 🙂
      Вспоминаю твою Уму – она гораздо бОльший путешественник, и на самолетах даже летала.
      А с Машкой всё в полном порядке – она прекрасно адаптируется к любым условиям, тем более, что в Вильнюсе они были просто идеальные! Еще Маша подружилась там с котом Шварцем. Но они никогда не показывали, что уже подружились. Поэтому когда хозяйка находила их в обнимку, то начинали кусаться для вида, это было забавно 🙂 Но лучше всего Машеньке все же одной, она эгоистка.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *