Город праздников

kualalumpurС самого начала в Куала Лумпуре меня больше всего очаровало спокойное, дружелюбное отношение к Другому. Непохожему на тебя человеку, стилю одежды, образу жизни. На одной скамейке в метро могут спокойно сидеть бок о бок арабская женщина в черной абайе с закрытым лицом, индианка в деловом костюме, китайский парнишка и девушка-малазийка в джинсах, кроссовках и головном платке.

Честно говоря, я немного тревожилась перед поездкой – первый раз в мусульманской стране… Оказалось – напрасно. Я была поражена внимательным, каким-то даже любовным отношением к иностранцам. Ко мне подходили местные жители просто чтобы поболтать и вместе сфотографироваться. Continue reading

Цветок с множеством имён

kecicang22— Сигарету?

— Спасибо, я не курю.

— Хорошая девочка? – полуутвердительно говорит Сигрид с усмешкой, откидываясь на спинку дивана.

Я начинаю по-детски оправдываться, что зато я выпиваю – ого-го! Она кивает весело и слегка насмешливо. Она всё понимает.

Мы сидим в её огромном доме, построенном на склоне холма.

Я попала сюда почти случайно: с нашим общим другом, знатоком местной культуры и традиций по имени Ида Багус (имя это означает принадлежность к касте брахманов) мы поехали посмотреть какой-то особый храм, но, как это часто случается на Бали, дорога была перекрыта из-за очередной церемонии. Поэтому мы развернулись и, проехав по какой-то узкой дорожке в джунглях, совершенно неожиданно для меня оказались в доме Сигрид. Continue reading

Перелётное трио

trioВот ведь как бывает в жизни: благодаря интернету люди, которых ты даже никогда не видел, становятся близкими и родными. Так было у меня с этой семьёй путешественников. Кажется, Ангелину, Евгения и малыша Тимофея я знала всегда. Просто вот сейчас мы встретились и продолжили начатый когда-то разговор. Continue reading

Возвращение в Империю Мин

volverПочти год назад, в январе, я уезжала, предполагая, что вернусь через пару месяцев, но надолго задержалась в теплой и доброй Азии. И вот пришло время возвращаться в Минск. Примерно за несколько недель до отъезда с Бали я начала просыпаться каждое утро в тоске и слезах, думая, что вот скоро всё закончится и придется уезжать. Решать на родине всякие бюрократические вопросы – уже в одном этом приятного мало. Но самая большая проблема – Минск издалека виделся огромной серой дырой, которая душит всякого попавшего в нее, вытягивая все соки и радость жизни.

У меня есть подруга Мириам, в прошлом минчанка, сейчас живущая с семьей в Израиле. Каким-то образом ей удается последовательно разделаться с моими страхами, неприятием и демонизацией родного города. На первом этапе мы выяснили, что я ненавижу не сам Минск, а те процессы и явления, которые в нем происходят. Простая мысль – отделить одно от другого, но мне она почему-то не приходила в голову. Перед моим возвращением Мири мне написала: «А может, воспринять Минск не как ВОЗВРАЩЕНИЕ, а как перевалочный пункт? Перевалочный пункт не обязан радовать – это всего лишь место для пересадки на другой самолет?» Continue reading