Жизнь на Пенанге: свой среди своих

living in penangНа миг представьте себе ситуацию: вы впервые очутились в новом месте, где практически все люди не похожи на вас, у них другие обычаи и непонятный язык. Какими будут ваши первые мысли, эмоции и действия?

living in penang1Это было, пожалуй, одной из главных страшилок моего детства. Помню, мама рассказывала случай: какая-то ее знакомая еще в застойные времена ездила за рубеж, уж не помню куда именно. И вот она воспользовалась там общественным траспортом: села в трамвай, и – батюшки! – там кругом одни негры! И только она одна белая женщина. Я замирала от этого рассказа. Жутко и завораживающе это все воспринималось. Я живо представляла себе ее искаженное от страха бледное лицо в заднем окне трамвая, удаляющегося в темноту! Прямо фильм ужасов.

Жизнь в родной стране научила меня быть закрытой и подозрительной, не вступать в контакт с незнакомыми людьми. Даже взглядом лучше не встречаться. Думаю, нет нужды пояснять, что да, и у нас встречаются очень милые, отзывчивые люди. Это так. Но общий фон в метро, на улицах, в магазинах, почему-то такой, что от напряжения у меня каменеет спина и напрягается лицо.

living in penang2Наверное только здесь, в Малайзии, я впервые на своей шкуре ощутила, какой дружелюбной, поддерживающей и безопасной может быть городская среда. Тут не надо напрягаться и пребывать в постоянной готовности дать отпор: просто в голову никому не придет как-то тебя ущемить или задеть. Тело расслабляется  от фонового ощущения благополучия. Климат, конечно, тоже способствует.

Замечательный пенангский автобус

В автобусе наблюдаю такую картину: на моей остановке заходит пожилая стройная дама в платье цвета опавших листьев, в элегантных босоножках и с маленькой сумочкой в тон платью. Усаживается на одно из трех боковых сидений, специально предназначенных для пожилых людей и пссажиров с детьми. Через остановку в автобус заходит дедушка, садится на одно из свободных мест, на следующей – пожилая женщина с палкой. Она устраивается между осенней дамой и дедушкой. У всех на лицах написано умиротворение. Тут в автобус кое-как взбирается совсем старенькая полусогбенная китаянка с тележкой и зонтиком. Дедушка сразу же галантно уступает ей место. Но ведь вседа найдется кто-то еще более немощный! На следующей остановке заходят две женщины: молодая в мусульманском платке и пожилая – по-видимому ее мать. На руках у пожилой крошечный орущий младенец. Осенняя дама мгновенно уступает им место. Младенец истошно вопит. У него на голове маленькое сбившееся набок полотенце – защита от солнца. Сидящая по соседству пожилая женщина с палкой поправляет полотенчико, аккуратно и ласково разглаживает его, заговаривает с мамой и бабушкой младенца. Все улыбаются. Младенец снова начинает голосить. Я оглядываюсь по стронам. В автобусе довольно много людей, но никто не закатывает в раздражении глаза, не морщится. Многие улыбаются – терпеливо и нежно.

Вроде бы ничего особенного. Просто  любовное, бережное отношение к ближнему своему, при этом безукоризненная вежливость и уважение. Удивительное сочетание. И такое тут на каждом шагу.

living in penang3Коммунисты ли русские люди?

В мифах местного обывательского сознания русские (а к ним в этих же мифах относятся все поголовно граждане бывшего социалистического блока) воспринимаются как закрытые, странные и нервные люди. Они или коммунисты и им сочувствующие, или агенты КГБ, или наоборт – КГБ опасаются. Именно поэтому они так подозрительно озираются и не вступают в контакт. Я пыталась опровергнуть эту идею в беседе с одним владельцем небольшого магазинчика. Говорю: «Вы расслабьтесь, дело просто в том, что люди часто стесняются своего плохого английского». Но мне не поверили. Все же есть какая-то тайна в русских людях. Может, это «загадочная русская душа»?

living in penang4Пытаюсь представить себе – как я выгляжу со стороны глазами местных людей. Говорят, что я в силу разнообразного опыта путешествий достаточно расслаблена и открыта миру.

Тут легко быть расслабленной и открытой. Тут тебе сразу дают как бы кредит доверия.  А как им распорядиться – твой выбор и ответственность. Этот дружелюбное отношение вшито у них в подкорку, установлено по умолчанию. В то время как у многих наших вшито базовое недоверие, страх и негативное отношение к чужаку. Говорят, этот страх передается генетически, и вся история прошлого века не способствовала выработке открытости и доверия к миру.

А тут люди долгие годы учились жить вместе.

living in penang5У тебя все ОК – у меня все ОК

Я не идеализирую, хватает проблем и тут. И изнутри, самими жителями страны, эти проблемы воспринимаются порой весьма болезненно. Но это проблемы другого порядка.
А просто нормальное, с симпатией и дружеским расположением отношение к ближнему своему почему-то потрясает меня каждый раз. Наверное никогда я к этому не привыкну, и такие вещи будут меня трогать и умилять снова и снова. Спрашиваю себя: а если бы и я росла в такой дружелюбной среде – каким человеком я бы стала? Возможно, более уверенным в себе и с базовым доверием к миру и перманентным ощущением что «я достаточно хорош».

living in penang6Такой родной Захаревич

Что еще примечательно: такая благожелательная среда удивительно пластична – вбирает в себя все хорошее. Вот, скажем, Эрнест Захаревич – талантливый художник из далекой Литвы. На первый взгляд, для малазийцев – совершеннейший чужак. Но его стрит-арт придал новое дыхание осыпающимся старым стенам Джорджтауна. Среда его благодарно приняла, впитала, сделала своей визитной карточкой, да еще и город неплохо заработал на этом и продолжает зарабатывать.
А между тем, в моем родном городе работы талантливых уличных художников серые чиновнички замазывают серой краской.

Поэтому вопрос, где ты свой, а где – чужой, возникает у меня всё реже…

living in penang7Приглашаю всех на страничку моего блога в фэйсбуке: www.facebook.com/voyages.in.illustrations
вконтакте: vk.com/t_voyages

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *