Рождественский ангел на Бали

angelОшибается тот, кто считает, будто дух Рождества невозможно уловить на Бали. Я убеждена – всё возможно, стоит лишь подключить воображение.  Дух Рождества тут определенно присутствует, но, может быть другой, и непривычный нам. Выхожу из дома в Рождественский Сочельник, в воздухе разлита благость и нежность. Убуд, городок, где я сейчас живу, светится и подмигивает мирными огоньками.  Моя новая знакомая Нурия, католичка из испанской Валенсии с арабским именем и еврейской мамой, говорит, что Убуд, конечно, деревня, но очень дорогая и продвинутая деревня. Continue reading

Эмма и янтарь

emmaЯ шла по пустынному песчаному пляжу. Вдруг на периферии моего зрения возникла маленькая фигурка. Я обернулась. На меня внимательно и приветливо смотрела девочка лет пяти в синем клетчатом сарафане. «Sveiki», – осторожно сказала я. Скорее всего это литовский ребенок и общение наше будет непродолжительным. Девочка ответила на незнакомом языке, в котором через несколько мгновений я опознала немецкий. Вот уж его-то никогда я не изучала. Я вежливо улыбнулась и продолжила свой путь вдоль кромки воды. Девочка не отставала, продолжая мне что-то рассказывать. Из всей речи я поняла, что её зовут Эмма. Continue reading

Путь домой. Новолуние.

new moonНоволуние – особенное время. Время обнуления, очищения от всего наносного. В это время местные жители на Бали делают подношения (впрочем, они всегда их делают). Но было что-то необычное именно в этом, первом осеннем новолунии. Я проснулась после многочасового сна. И почувствовала себя легкой, как будто за время сна мне удалили пару килограммов обиды, несколько пригоршней злости и раздражения, и добрый фунт страха. Если смотреть на мир без всех этих наворотов, то можно увидеть жизнь, как она есть. Continue reading

Таинственный Дом цвета индиго

the blue mansion penangКаждый раз, возвращаясь в Джорджтаун, что на малазийском острове Пенанг, я непременно стараюсь наведаться в особое место: Синий Особняк. Если не внутрь, то хотя бы пройти рядышком, поглазеть на этот удивительный ярко-синий цвет и богатый декор. Но что же еще такого притягательного в этом доме кроме элегантного фасада? Continue reading

Повелительница мелких животных

gekkoНа Бали постоянно находишься в соприкосновении с живой природой. Не всем это по душе, особенно с непривычки.

Ужин с гекконом

Недавно ужинали с приятелем в кафе, и внезапно в разгар пиршества с потолка на наш стол свалился молодой геккон токи. Видать, подвели ван-дер-ваальсовы силы, помогавшие его лапкам сцепляться с поверхностью потолка. Приятель отскочил на пару метров, со сдавленным воплем, что он этих тварей боится и стал звать официантов. Я же, видя, что токи не спешит убраться со стола (может он ушибся при падении?), приговаривала: «Ну геккоша, вали отсюда, а!» Хорошо, что не в тарелку упал. Continue reading

Ла Педрера: раковина в глубине барселонского моря

la pedrera barcelona

В каждый свой приезд в Барселону (а раньше они случались довольно часто) я стремлюсь навестить свои любимые городские достопримечательности. Не беда, что они — часть обязательной туристической программы и там вечно толкутся толпы народа. Это не уменьшает очарования. Одно из таких мест – шедевр Гауди – дом Мила, называемый также «Ла Педрера».

В Ла Педреру хотелось попасть неимоверно… Вообще, Passeig de Gràcia манит даже больше, чем море. Есть тут у меня свои любимые местечки (Музей парфюмерии, например. Passeig de Gràcia, 39. Большой парфюмерный магазин; в конце торгового зала дверь в какие-то служебные помещения, тебя проводят узким коридорчиком, открывают еще какую-то дверцу, как в «Алисе в Стране Чудес», а там!… Но об этом в другой раз). Continue reading

Жизнь на Пенанге: свой среди своих

living in penangНа миг представьте себе ситуацию: вы впервые очутились в новом месте, где практически все люди не похожи на вас, у них другие обычаи и непонятный язык. Какими будут ваши первые мысли, эмоции и действия? Continue reading

Трудности перевода

taniaЯ постоянно изучаю какие-то языки. С детства, помню, переживала, что все вокруг учат английский, а я –нет, чувствовала себя ужасно обделенной. Тихо плача, пыталась заниматься по английскому самоучителю. В школе учили французский. Русский и белорусский, само собой тоже. (Мне еще потом русские люди говорили – это прямо удивительно, что я пишу по-русски относительно грамотно, не запутываюсь в русской и белорусской грамматиках. Ну, у нас тут все такие.  Хотя нет, мне приятно).

Потом, уже в вузе, был английский. В итоге я толком не знаю ни английского, ни французского. Потом я учила литовский. Затем, уже в Литве, снова учила английский. После этого принялась изучать испанский, в надежде перебраться с берега Балтийского моря на берега Средиземного. В процессе метаний между этими двумя берегами я решила подтянуть английский, так как *он более универсальный, хотя испанский и роднее*.

Но свободно изъясняться и писать я могу только по-русски.

Continue reading